АБРАМОВ КОНСТАНТИН КИРИКОВИЧ

Сибирский характер

(по материалам издательства ВПА)

АБРАМОВ КОНСТАНТИН КИРИКОВИЧ

родился 25 декабря 1906 г. в Иркутске в семье рабочего. Русский. Член КПСС с 1928 г. Окон­чил 9 классов. Работал секретарем Назаровск го РК ВЛКСМ Красноярского края. В Совет­ской Армии с 1928 года. Участвовал в боях на КВЖД. В 1938 г. окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина. Был военкомом механизированной бригады и танкового корпуса, затем — начальником политуправления СибВО.

С 1941 г. в действующей армии. Участвовал в боях под Ельней (Смоленская область) в 1941 г., в обороне Москвы и Сталинграда, в Курской битве, освобождении Украины, Бело­руссии и Прибалтики.

За умелое руководство партийно-политической работой и личное мужество в период форсиро­вания Западной Двины в июне 1944 г. и проры­ва обороны противника в районе города По­лоцк (Витебской области) члену Военного сове­та 6-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта гвардии генерал-майору К- К- Абрамову 22 июля 1944 г. присвоено звание Героя Совет­ского Союза.

В 1949 г. окончил Военную академию Гене­рального штаба. Командовал стрелковым кор­пусом. Награжден двумя орденами Ленина, тре­мя орденами Красного Знамени, двумя ордена­ми Отечественной войны I и II степени, орде­ном Красной Звезды. Умер 10 апреля 1952 г.

Вечером 22 июня 1941 года Военный совет Сибирского военного округа собрался на экстренное заседание. Коман­дующий войсками округа генерал-лейтенант С. А. Калинин ознакомил присутствующих с директивой Генерального шта­ба. Предписано: в предельно короткий срок сформировать готовую к боевым действиям армию и направить ее на фронт. Сроки устанавливались ограниченные: фронт срочно требовал подкреплений.

Через трое суток сформированная армия была готова к выступлению на фронт. 26 июня первые эшелоны двинулись на запад. По приказу Ставки на командные и политиче­ские посты в армии были поставлены ответственные работ­ники Сибирского военного округа.

Командующим армией, получившей название 24-й, на­значался генерал-лейтенант Степан Андрианович Калинин, начальником политотдела армии — бригадный комиссар Константин Кирикович Абрамов.

Ему было всего 35, однако он уже обладал большими знаниями, богатым жизненным опытом, много лет служил в рядах Красной Армии. Сын рабочего, он получил среднее образование и стал одним из активных строителей новой жизни в Забайкалье. В двадцать лет он уже был секрета­рем районного комитета ВЛКСМ. Призванный в ряды Крас­ной Армии, служил в 108-м Белорецком полку 36-й Забай­кальской дивизии, имевшей боевую историю. Сформирован­ная в самом конце гражданской войны, она внесла заметный вклад в разгром белогвардейцев и интервентов в Забайка­лье и на Дальнем Востоке. Молодой воин глубоко воспри­нял боевые традиции соединения и стал достойным преемни­ком героев гражданской войны. Уже на втором году служ­бы он командовал взводом, а затем стал секретарем комсо­мольского бюро полка.

Серьезным испытанием для него были бои на КВЖД. Весть о дальневосточном конфликте застала 36-ю стрелко­вую дивизию, где тогда проходил службу Константин Ки­рикович, в полевом лагере. Тотчас вспыхнули митинги, на которых принимались резолюции с решительным протестом против агрессивных выпадов белокитайской военщины. Ве­чером повсеместно прошли ротные красноармейские собра­ния. Красноармейцы требовали немедленно направить их полки на Дальний Восток, чтобы защитить трудящихся при­граничных областей от провокационных налетов китайских милитаристов. Осенью 1929 года дивизия была переброше­на под Читу и в период с 12 октября по 20 ноября в трех последовательных наступательных операциях — Сунгарийской, Мишаньфуйской и Чжанайнор-Маньчжурской — раз­громила в составе Особой Дальневосточной армии маньч­журских милитаристов. За успешное выполнение боевой за­дачи и проявленное личное мужество комсорг полка Кон­стантин Кирикович Абрамов приказом Реввоенсовета Рес­публики № 864 от 31 октября 1930 года был награжден орденом Красного Знамени.

Командир и политрук роты, командир и комиссар ба­тальона связи, секретарь партбюро батальона — таковы вехи служебного пути К. К. Абрамова до осени 1935 года. Осенью он был направлен на учебу в Военно-политическую, академию. Годы, проведенные в стенах академии, стали для Константина Кириковича большой политической шко­лой. Знания и навыки организаторской и политической ра­боты, полученные в академии, он закрепил на новых по­литических постах в армии: военкома механизированной бригады и военкома танкового корпуса.

Опыт работы в крупных механизированных соединениях Красной Армии очень пригодился политработнику, когда он в марте 1939 года был выдвинут на новую должность —1 начальника политического управления Сибирского военного округа. Перед молодым начальником политуправления ле­жало бескрайнее поле деятельности. В это время в войсках округа настойчиво изучался опыт боев у озера Хасан и на реке Халхин-Гол. На его основе отрабатывались тактиче­ская и огневая подготовка, вопросы взаимодействия, прово­дились учения. От Красноярска до Тюмени, от Томска до Барнаула — на территории в 92 тыс. квадратных километ­ров не утихали переклички орудий и пулеметов, не умол­кали раскаты «ура». Константин Кирикович много времени проводил на полигонах, в гарнизонах, большое внимание уделял быту и размещению войск.

В ноябре 1939 года он принял активное участие в рабо­те партийных конференций дивизий округа, на которых бы­ли намечены конкретные программы усиления партийно-политической работы в соответствии с требованиями боевой подготовки.

Константин Кирикович активно боролся с упрощениями в боевой подготовке, оказывал действенную помощь в раз­витии физической культуры и спорта в округе. Он поднял на новый уровень традиционные для воинов-сибиряков лыжные переходы.

В декабре 1940 года во время окружной партийной кон­ференции после первых выступлений председательствовав­ший— начальник политуправления округа бригадный комис­сар К. К. Абрамов объявил:

— Прибыла делегация 107-й стрелковой дивизии…

Открылся служебный вход, и в большой зал окружного Дома Красной Армии вошел стрелковый взвод младшего лейтенанта Дударева с лыжами, оружием и выстроился у сцены.

«Мы совершили 360-километровый переход, чтобы от имени всех бойцов, командиров и политработников родной дивизии заверить окружную партийную конференцию и Военный совет округа, что воины 107-й не пожалеют сил для дальнейшего совершенствования мастерства и повышения боевой готовности. А если война ворвется в наш дом, мы на деле покажем, что не зря проливали пот на учебных по­лях», — доложил молодой коммунист.

24-я Сибирская армия прибыла на фронт в последних числах июня 1941 года. Ей было поручено создать в районе Ржев—Сычевка—Дорогобуж прочную оборону. Абрамов вместе с командующим большую часть времени проводил в войсках и среди местного населения, помогающего строить оборонительные сооружения. В конце июля части армии вступили в бой. Они приняли участие в знаменитом ельнин­ском контрударе. При поддержке авиации и артиллерии сибиряки сломили сопротивление фашистов, отбросили их на запад и освободили Ельню. Эту первую крупную победу наших войск приветствовал весь советский народ.

Характерной особенностью Ельнинской операции было применение двустороннего охвата в целях окружения врага. Участвовавшие в ней части и соединения 24-й армии про­явили исключительную доблесть и мужество. За стойкость в обороне и решительность в наступлении, высокую дис­циплину и массовый героизм, проявленный личным соста­вом, 100-я, 127-я, 107-я и 120-я стрелковые дивизии 24-й ар­мии первыми были удостоены звания гвардейских, получив соответственно названия 1-я, 2-я, 5-я и 6-я гвардейские стрелковые дивизии. Было положено начало рождению со­ветской гвардии. Ее колыбелью явилась Сибирская 24-я армия.

Немалые заслуги в достижении боевых успехов частей армии были у «молодого, энергичного политработника» — как отзывался о Константине Кириковиче командующий армией генерал-лейтенант С. А. Калинин.

Начальник политотдела армии всегда стремился к то­му, чтобы партийная работа в войсках велась непрерывно и целеустремленно с начала и до конца операции, пропа­гандировал и обобщал передовой опыт. Докладывая в по­литуправление фронта, свидетельствуют архивные докумен­ты, Абрамов писал: «Хорошо организована партийно-поли­тическая работа в 586-м полку 107-й стрелковой дивизии, где комиссаром полка старший политрук Алтухов, который правильно нацеливает партполитаппарат на выполнение стоящих перед частью задач. Так, 29 августа 1941 года был получен приказ командования дивизии на наступление. Во­енком полка сразу же собрал политработников, разъяснил им задачу в предстоящем бою. В это время секретарь пар­тийного бюро старший политрук Шаталов проинструктиро­вал парторгов. Секретарь комсомольского бюро заместитель политрука Матросов и инструктор пропаганды старший по­литрук Тайков проинструктировали комсоргов и агитаторов.

Вся подготовительная работа была проведена за пять часов до наступления. Во всех ротах прошли короткие пар­тийные, комсомольские собрания, на которых политру­ки рот поставили конкретные задачи перед коммуни­стами и комсомольцами. В подразделениях вышли боевые листки, призывающие бойцов и командиров к решительному наступлению. Агитаторами проведены беседы: «Отлично выполнить приказ по разгрому фашистских извергов», «В наступлении максимально использовать все огневые средст­ва», «Итоги двухмесячных боев против немецко-фашистских полчищ».

Проведенная партийно-политическая работа положитель­но сказалась на выполнении боевого приказа. Этот полк по боевым действиям занимает первое место среди частей, участвующих в боях».

В ходе боев совершенствовалась партийно-политическая работа, ее опыт изучался и обобщался политическим отде­лом армии. По ходатайству командования 107-й стрелковой дивизии Военный совет армии разрешил в батальонах и других подразделениях, выполняющих самостоятельные боевые задачи, назначать комиссаров из числа наиболее подготовленных политруков рот. Это вполне себя оправда­ло. Позднее ЦК ВКП(б) учел опыт действующих войск и в начале декабря 1941 года ввел повсеместно институт во­енных комиссаров стрелковых батальонов.

Последующие бои сложились для армии неудачно. Гит­леровцы в начале октября 1941 года перешли в наступле­ние на московском направлении. Удар обрушился на измо­танные в боях части сибиряков. Несмотря на упорное сопро­тивление, остановить врага они не смогли. Остатки их попали в окружение в районе Вязьмы. В архиве Министер­ства обороны СССР хранится ценнейший документ, напи­санный дивизионным комиссаром К. К- Абрамовым. Это «Доклад о боевых действиях 24-й армии в Ельнинской опе­рации 26 сентября—14 октября 1941 года». В нем излагает­ся ход трагических событий в окружении, описываются ге­роические подвиги воинов-сибиряков. В конце документа Константин Кирикович, подчеркивая высокий патриотизм и моральный дух воинов-сибиряков, пишет: «24-я армия по­легла, обороняя свой рубеж». Отступая с боями на восток, прорываясь из окружения, Константин Кирикович мечтал о том дне, когда враг будет разбит. Очень хорошо это стрем­ление выразил Константин Симонов в своих дневниках «Разные дни войны»: «Константин Кирикович Абрамов — впоследствии Герой Советского Союза, осенью 1941 года с группой в шесть человек выбирался из вяземского окру­жения больше месяца и все-таки выбрался, чтобы воевать дальше. Всего через год с небольшим в Сталинграде войска 64-й армии, где он был к тому времени членом Военного совета, взяли в плен фельдмаршала Паулюса». Конечно, для того, чтобы приблизить этот момент, потребовались гигантские усилия, тяжелый ратный труд фронтовиков, и Константин Кирикович был среди тех, кто сплачивал и направлял войска к заветной цели.

Огромную роль 64-я армия сыграла в Сталинградской битве. С началом оборонительного сражения ее передовые отряды вели упорные бои с авангардами 6-й немецко-фа­шистской армии на реке Цимла. В последующем соедине­ния армии отражали наступление южной ударной группи­ровки противника на рубеже Суровикино—Рычково и далее по левому берегу реки Дон. При переходе советских войск в контрнаступление 64-я армия наступала в составе глав­ной ударной группировки Сталинградского фронта. Она успешно прорвала оборону противника, в последующем ве­ла боевые действия на внутреннем фронте его окружения и участвовала в ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецко-фашистских войск.

Абрамов принимал участие в сражении с первых дней, проявляя твердую волю, настойчивость, большие организа­торские способности. В воспоминаниях маршала В. Чуй­кова, который исполнял обязанности командующего 64-й армией, говорится: «Чтобы поскорее узнать обстановку на фронте и поговорить с фронтовиками, мы с членом Военно­го совета Абрамовым пересели в легковую машину и обо­гнали свой поезд». В данной короткой фразе виден стиль работы Константина Кириковича: до всего докопаться, все видеть своими глазами, быть всегда в гуще армейских масс.

6 декабря 1942 года Абрамову было присвоено воинское звание «генерал-майор», а несколько позже он направляется на Брянский фронт в 63-ю армию.

С конца августа 1943 года генерал-майор Абрамов — член Военного совета 6-й гвардейской армии, выдержавшей бешеный натиск гитлеровцев в районе Курского выступа. С этой армией Константин Кирикович прошел нелегкий путь от Ахтырки до Лиепаи. Немало было боев и сражений, в которых на деле проявлялась эффективность партийно- политической работы, проводимой в объединении коллек­тивом политработников во главе с Абрамовым. Командова­ние 1-го Прибалтийского фронта не раз отмечало высокий наступательный порыв армии, неукротимую ненависть к врагу, верность воинской присяге. Политработникам нередко приходилось проявлять личную отвагу и смелость, вести за собой цепи наступающих.

Раньше установленного срока армия вышла к Западной Двине и с ходу форсировала ее. 4 июля 1944 года победонос­ное знамя взвилось над старинным городом Полоцком. А на следующий день на центральной площади состоялся ми­тинг, на котором от имени освободителей выступил гене­рал-майор Абрамов. Отмечая мужество и героизм, личный пример политработника, Военный совет фронта представил его к званию Героя Советского Союза. 22 июля 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР К. К. Абра­мов был удостоен этой высокой награды.

От берегов Западной Двины начался марш армии к Балтийскому морю. В районе Шауляя шли многодневные тяжелые бои. Упорные бои велись при ликвидации курляндской группировки. 6-я гвардейская армия не имела пере­дышки до самого конца войны. И вместе с воинами армии все тяготы боевой жизни делил ее главный политработник— генерал Абрамов. Бывший командующий армией Герой Советского Союза генерал-полковник И. М. Чистяков в мемуарах пишет о своем боевом друге: «Видел я смелых людей, но К. К. Абрамов отличался каким-то особым тем­пераментом, азартом. Уже будучи генералом и Героем Со­ветского Союза, он, если можно было, не упускал случая самому участвовать в бою. Мне доложили, что под Шауляем генерал Абрамов бегал с противотанковым ружьем за фашистским танком и подбил его. Когда же я узнал, что это был не единичный случай, отругал его. Ругаю, журю, а сам думаю: вот и из противотанкового ружья где-то на­учился метко стрелять… У нас был такой порядок. За все­ми начальниками были закреплены дивизии. Бывало, ска­жешь ему: «Костя, твои подшефные не двигаются что-то». Он, как правило, отвечал одно: «Я сейчас поеду!» Ехал: и разбирался на месте. Много хорошего сделал Константин Кирикович для армии… Удивительная, яркая личность…»

Войну гвардии генерал-майор Абрамов окончил на по­бережье Балтийского моря. После войны — учеба в Воен­ной академии Генерального штаба, затем служба на ко­мандных должностях.

10 апреля 1952 года Константина Кириковича Абрамова не стало…

Вы можете оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать ответ