БРОННИКОВ МИХАИЛ МАКСИМОВИЧ

Подвиг начальника политотдела

(по материалам издательства ВПА)

БРОННИКОВ МИХАИЛ МАКСИМОВИЧ родился в 1911 г. в д. Лаптевщина ныне Лебяжского района Кировской области в семье крестьянина. Русский. Член КПСС с 1932 г. После окончания школы работал культпропагандистом, секретарем Лебяжского райкома комсо­мола Кировской области. В ноябре 1933 г. при­зван в ряды Красной Армии. В 1937 г. окончил Ленинградское военно-политическое училище, в 1941 г. Военно-политическую академию имени В. И. Ленина.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. Начальник политотдела 67-й гвар­дейской стрелковой дивизии (6-я гв. армия, 1-й Прибалтийский фронт) гвардии полковник М. Бронников 24 июня 1944 г. при форсирова­нии Западной Двины в районе деревни Буй (Бешенковичский район Витебской области) под огнем врага с первыми подразделениями диви­зии переправился на левый берег, принял на се­бя руководство переправой. Дивизия захватила и удержала плацдарм. Звание Героя Советского Союза присвоено 22 июля 1944 г.

В 1950 г. окончил курсы переподготовки, а в 1957 — Высшие академические курсы  при Во­енно-политической академии имени В. И. Лени­на. С 1969 г. генерал-майор М. М. Бронников — в отставке. Жил в Москве. Работал старшим инженером института «Гипробытпром».

Награжден орденом Ленина, четырьмя орде­нами Красного Знамени, орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звез­ды, медалями.

Умер 14 ноября 1983 г.

Войну старший политрук М. Бронников встретил в При­карпатье. Сюда он приехал из Военно-политической акаде­мии на должность комиссара отдельного зенитного диви­зиона. 22 июня 1941 года Бронников проснулся от гула в небе. Учений никаких не проводили, а рокот моторов про­должался. Бронников торопливо вышел на балкон и увидел вражеские самолеты. Он быстро оделся и побежал в штаб. Там уже собрались командиры.

—   Может, война, — предположил начальник штаба. — Летят на Дрогобыч.

Командир достал из сейфа пакет, вскрыл и протянул его комиссару. Тот пробежал глазами.

—    Всем на батареи! Открыть огонь! — объявил коман­дир.

Поднимая жителей, громко прозвучали выстрелы зенит­ных пушек. Снаряды рвались рядом с самолетами, оставляя в небе темно-серые облачка разрывов. Фашистские летчи­ки, не ожидавшие, видимо, встретить здесь организованный заслон, поспешно скрылись за нависшими над Карпатами тучами.

Никто еще не знал о том, что на сотни километров уже развернулось приграничное сражение. Отдельный зенитный дивизион, стойко отражая налеты авиации, сбил несколько самолетов.

Особенно запомнились Бронникову бои под Бродами. Здесь в течение нескольких дней продолжалось танковое сражение. Впервые зенитчики использовали свои орудия для борьбы с танками. Комиссар находился па огневых пози­циях, когда группа немецких танков, смяв оборону стрел­ковых подразделений, двинулась на батарею. Орудийные расчеты, выполняя его приказ, открыли огонь по танкам прямой наводкой. Им удалось подбить шесть машин, ос­тальные повернули обратно.

В том бою дивизион понес значительные потери. Когда же из строя выбыл командир, его немедленно заменил ко­миссар. Красноармейцы дрались с захватчиками мужест­венно, до последнего снаряда. Бронников все время под­держивал у воинов боевое настроение.

—   Скоро, — говорил он, — пробьемся к своим, получим новые пушки и снова будем бить гадов.

Он привел в Корочу 96 человек с личным оружием — все, что осталось от дивизиона. Передав людей, сам явил­ся в политический отдел 21-й армии за назначением.

—   Будете служить у нас инспектором. Политотделу нужны обстрелянные политработники, — сказали ему.

Политотдел армии главное внимание обращал на обуче­ние ротного и батальонного звена политработников. Людей не хватало. Поэтому обучение новичков вопросам партийно- политической работы политотдельцы считали своей перво­степенной задачей.

Вскоре Бронникову присвоили звание подполковника, назначили начальником организационно-инспекторского от­дела. В боях под Сталинградом за установление под огнем противника потерянной связи с дивизией, прибывшей на усиление армии, Бронникова наградили медалью «За отва­гу». За прорыв под Клетской политработник заслужил свой первый орден — Красной Звезды. Под Сталинградом 21-я армия была переименована в 6-ю гвардейскую. Ее новым командующим стал генерал И. М. Чистяков.

В 1943 году Бронникова назначили начальником полит­отдела 67-й гвардейской стрелковой дивизии. В Курской битве дивизия находилась на главном направлении, правее дороги Белгород — Курск. От стойкости и мужества ее бойцов зависело многое.

Накануне боев основательно подготовили оборонитель­ные рубежи: отрыли глубокие траншеи, ходы сообщении, оборудовали отсечные позиции, подготовили систему огня, установили минновзрывные заграждения. Большую работу провел и политотдел соединения. Во всех ротах- были соз­даны партийные и комсомольские организации. В подразде­лениях прошли партийные и комсомольские собрания, на которых коммунисты дали слово не пропустить врага. Высо­кий морально-политический настрой подтверждался сотнями заявлений от солдат и офицеров о приеме их в партию!

Бронников вызвал к себе редактора дивизионной газеты и распорядился, чтобы каждый мужественный поступок стал достоянием всего личного состава дивизии, чтобы не жалели места в газете для пропаганды передовых примеров.

Начальник политотдела побывал во всех частях и лично убедился не только в прочности оборонительных сооруже­ний, но и в крепости духа советских воинов. Он уверенно заявил командиру дивизии:

— Выстоим!

После шквального огня на боевые позиции дивизии дви­нулось свыше 200 танков и до двух полков пехоты. Про­тивник, видимо, считал, что мощным артиллерийским огнём, непрерывными бомбежками ему удалось рассеять дивизию, деморализовать ее. Но она встретила врага губительным огнем. Десятки бронированных машин застыли неподвижно на ее рубежах. За пять часов боя наши солдаты отбили бо­лее десяти атак фашистов. Исключительно мужественно дрались воины 196-го и 199-го стрелковых полков. Они про­пускали через окопы вражеские танки, отрезали от них пе­хоту, а затем уничтожали ее. Особенно отличилась в борь­бе с танками батарея капитана Васильева. Артиллеристы подбили 58 танков и самоходных орудий. Девять вражеских машин подбил расчет сержанта Тогузова. Десятки враже­ских солдат и офицеров нашли свою смерть от огня станко­вого пулемета старшины Махотина. О его воинском подвиге написали в листовке. Опыт отважного пулеметчика приго­дился многим «станкачам».

За время боев под Курском воины 67-й дивизии вместе с другими частями остановили противника, уничтожили более 10 тысяч его солдат и офицеров, много танков и орудий. Бронников всегда находился в гуще боев, рядом со своими солдатами.

...Во время Белорусской наступательной операции 6-я гвардейская армия прорывала оборону противника северо- западнее Витебска. Она должна была форсировать Запад­ную Двину и в дальнейшем развивать наступление на По­лоцк. Войска тщательно готовились к операции.

—    В течение месяца мы обучали воинов плавать, фор­сировать водные преграды на подручных средствах, вести бой малыми группами на плацдарме, — вспоминал Бронников.

Наступая в первом эшелоне, 67-я дивизия разгромила противника в районе деревни Сиротино и 23 июня 1944 года двумя полками уже подходила к Западной Двине возле Бешенковичей. Стояла изнуряющая жара. Солдаты после длительного марша валились с ног от усталости.

Начальник политотдела шел вместе со всеми и где шут­кой, где личным примером поддерживал бойцов. Во время привалов сам разыскивал застрявшие кухни и направлял их в полки. Наскоро пообедав, бойцы падали на землю, засы­пали, и, казалось, никакая сила не могла их уже разбудить. Бронников с командирами подразделений организовывал охранение.

Тем временем дивизионная разведка донесла, что про­тивник начал отход. Бронникова вызвал по рации командир дивизии.

«Михаил Максимович, слушай внимательно: пусть сол­даты поспят часа три. Бери мой резерв, учебный батальон, и веди его к Западной Двине. В бой не ввязывайтесь, лю­бым, способом захватите плацдарм, пока фашисты не очу­хались. Ты меня понял?» — переспросил генерал.

—   Задача ясна,—ответил Бронников.

Комдив тихо добавил:

—• Поберегись. К утру главными силами мы подойдем к тебе, а до этого держись с Украдыженко сколько хватит сил.

В учебном батальоне, которым командовал капитан И. Украдыженко, в строю находилось 350 человек. Обходя оставшиеся очаги сопротивления врага, Бронников вывел батальон к реке. Несколько минут они с комбатом присталь­но всматривались во вражеский берег, почти отвесно воз­вышавшийся над водой. Солдаты в нерешительности оста­новились у воды. Моста нет, лодок не видно, а впереди широкая гладь реки. Начальник политотдела первым понял состояние подчиненных. Чтобы разрядить обстановку, нуж­ны были не слова, а быстрые и решительные действия.

—   Давай, капитан, командуй!

—   Коммунисты и комсомольцы, вперед! Смелее! За мной! — призвал Украдыженко.

От этих обычных слов исчезло напряжение, покинуло сомнение.

Полковник Бронников, подняв над головой автомат, пер­вым шагнул в воду. Оглянувшись, он увидел вошедших за ним в реку воинов. Порядок! Уверенный, что теперь его одного не оставят, Бронников, гребя одной рукой, поплыл к вражескому берегу. Они с командиром батальона рассчи­тали правильно. Доплыв до середины реки, десантники ока­зались в мертвом пространстве, стали недосягаемыми для вражеских пуль. Солдаты, держась за бревна, самодельные плотики из камыша и соломы, старались не обращать вни­мания на обстрел. Впереди они видели плывущего комму­ниста Бронникова, не отставали от него, при случае под­держивали друг друга.

Тем временем на берегу, откуда только что отплыли де­сантники, появились партизаны, местные жители. Они по­догнали несколько лодок, помогли переправить пулеметы, противотанковые ружья, боеприпасы, минометы...

Немцы попытались сбить десант, но наткнулись на мощ­ную систему огня. Не помогли им и танки. В боях за удер­жание плацдарма отличились старшие лейтенанты Котляр, Вербицкий, рядовой Трифонов. Смельчаки держались стойко до подхода главных сил.

Наступление дивизии развивалось успешно. Однако гит­леровцы, собрав в кулак резервы, внезапно ударили во фланг 199-му стрелковому полку, наступавшему несколько правее главных сил. Бойцы дрогнули, часть из них отошла к берегу. Возникла опасность захвата врагом плацдарма, срыва операции.

—   Михаил Максимович! Немедленно отправляйся в 199-й полк и на месте разберись, — распорядился командир дивизии.

Под огнем противника Бронников с трудом добрался до полкового наблюдательного пункта. Здесь он увидел лежа­щего без сознания раненого командира полка подполковни­ка Линева. Возле него у телефона сидел связист. Из офи­церов на НП никого не было. Узнав начальника политотде­ла, солдат торопливо протянул трубку. Звонил командую­щий армией генерал Чистяков. Бронников доложил о слу­чившемся.

—   Принимай командование полком! Необходимо удер­жать плацдарм. Что для этого нужно?

—   «Катюши», пушки, саперы, товарищ командующий!

—   Пришлю, — заверил командарм.

Первым делом полку надо было вернуть уверенность в своих силах. Увидев пробегавшего мимо НП офицера, Брон­ников остановил его:

—   Старший лейтенант! Кто вы?

—   Командир роты Турушин.

—   Принимайте батальон!

Бронников собрал офицеров, спокойно, со знанием дела заговорил. Вслушиваясь в негромкий голос начальника по­литотдела дивизии, командиры с облегчением вздохнули — воля этого человека придавала уверенность. Бронников направил офицеров в подразделения. Так, замполит полка майор А. Гергель был поставлен во главе второго батальо­на, который стремительной атакой очистил окопы от гитле­ровцев. Бронников послал ему на подмогу еще одну группу и приказал закрепиться. Другую сам повел в контратаку на правый фланг, где залегли гитлеровцы. Позицию он снова отбил и удерживал ее, пока не подоспели артиллерийская бригада, полк «катюш», инженерно-саперная бригада, при­сланные командармом.

Получив подкрепление, десантники продолжили наступ­ление. Снова загрохотали орудия. Не выдержав этого удара, гитлеровцы отступили.

За отвагу и мужество, проявленные при форсировании Западной Двины, коммунисту Бронникову было присвоено звание Героя Советского Союза. Вместе с ним этого отли­чия удостоились еще 48 воинов 67-й стрелковой дивизии.

А впереди было еще немало трудных боев, тяжелых испытаний. Но и из них Бронников вышел победителем. Ве­ликую Отечественную войну он закончил начальником по­литотдела корпуса.

После войны Михаил Максимович еще многие годы пере­давал свой боевой опыт молодым политработникам. Только в конце шестидесятых годов по состоянию здоровья ушел на заслуженный отдых.

Вы можете оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать ответ