МЕРКУШЕВ ВАСИЛИЙ АФАНАСЬЕВИЧ

Судьба коммуниста

(по материалам издательства ВПА.1990)

МЕРКУШЕВ ВАСИЛИЙ АФАНАСЬЕВИЧ родился 25 апреля 1910 г. в селе Сюмси Малмышского уезда Вятской губернии (ныне Сюмсинский район Удмуртской АССР). Русский. Член КПСС с 1929 г. В Вооруженных Силах СССР с 1931 г. В 1933 г. окончил военную шко­лу пилотов в Одессе. В 1941 г. окончил Военно- политическую академию имени В. И. Ленина. В Великую Отечественную войну был замести­телем командира, затем командиром 270-го истре­бительного авиационного полка. Звание Героя Советского Союза присвоено 2 сентября 1943 г. Был в плену. После войны служил на инспек­торских должностях в истребительной авиа­ции Центральной группы войск. В 1949 г. был репрессирован по статье 58 — 1«б» и при­говорен к 10 годам заключения. Был лишен звания Героя Советского Союза Указом Прези­диума Верховного Совета от 9 мая 1950 г. Вос­становлен в звании Героя Советского Союза Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1955 г. После реабилитации рабо­тал в г. Ижевске директором школы ДОСААФ.

«Уважаемый Василий Афанасьевич!

Пишет тебе твой знакомый по Вайденскому лагерю Николай Черкезов. Я хорошо помню, как ты говорил мне, что, вернувшись на Родину, сделаешь все, чтобы были от­мечены люди, которые с риском для себя в условиях фа­шистских лагерей выручали своих товарищей, помогали им сохранить жизнь, саботировали посылку на работы, в команды и штрафные лагеря… В настоящее время в юго­славской печати и радио много сообщают о совместном пре­бывании в фашистских лагерях серба Мирослава Зотовича, его бескорыстной помощи нашим советским людям. В Моск­ву в АПН прибыли газеты из Югославии, где об этом со­общалось, указывались многие фамилии, в частности, твоя и моя. По этому вопросу журналисты обратились ко мне, я им все сообщил и, в частности, много говорил о тебе, твоей стойкости и преданности партии и Родине. Как мы помога­ли друг другу в те тяжелые времена…»

Такого содержания письмо, датированное 7 марта 1963 года, получил В. А. Меркушев через 20 без малого лет, после того как ему было присвоено звание Героя Советско­го Союза. Но тогда, в далеком 1943 году, когда в битве под Курском стрелка весов Победы все яснее и яснее на­чинала склоняться в нашу сторону, он вряд ли мог предви­деть, какие судьба готовила ему испытания, как она наме­ревалась проверить его стойкость.

25 апреля 1910 года в селе Сюмси Малмышского уезда Вятской губернии в бедной крестьянской семье Меркушевых родился сын. Его нарекли Василием. Трудное это бы­ло время.

Василию было 4 года, когда грянула первая мировая вой­на. Голод, эпидемии. Многие семьи постигла беда. Не обошла она и двор Меркушевых. Пяти лет от роду Василий лишил­ся матери. Вместе с отцом они сполна хлебнули бедняцкой доли: отец батрачил — тем и жили.

Февральская, а затем Октябрьская революция до осно­вания всколыхнули деревню, круто изменили уклад кресть­ян. Отец и сын были втянуты в бурный круговорот событий. В Сюмси образовался Совет, его активистом стал и Меркушев-старший. Передача земли крестьянам вселяла надеж­ды на лучшую жизнь. Но этим надеждам не скоро суждено было сбыться. Началась гражданская война. Осенью, вне­запным налетом село было захвачено колчаковцами. Афана­сию Меркушеву не удалось скрыться. Преданный кулаками, он был схвачен и расстрелян. Восьмилетний Василий остал­ся круглым сиротой.

«1918—1922 гг. — беспризорничал» — запишет он в своей биографии. Скитался по городам и деревням, кормил­ся как мог. Нередко голодал. Только с 1922 года удалось пристроиться батраком в селе Халди Селтинского района. Здесь, работая, Василий взялся по-настоящему за учебу. И не только грамматике он учился. Жизнь заставляла по­знавать азбуку классовой борьбы. В 1925 году Василий Меркушев вступает в комсомольскую ячейку деревни. Убеж­дения не позволяли молодому комсомольцу гнуть спину на хозяина. Он поступает лесорубом в Селтинский лесопункт, где получает настоящую пролетарскую закалку. Активно участвуя в делах коллектива, Василий понимает, что его место — в рядах активных борцов за коммунизм.

1929 год — Василию девятнадцать. Он становится чле­ном ВКП(б). А дальше— все силы на службу Родине, партии, народу.

Учеба в республиканской совпартшколе, работа на от­ветственных постах секретаря Ижевского горкома комсо­мола, заведующего орготделом Ижевского райкома партии и секретаря парторганизации на первой государственной фабрике охотничьих ружей — вот вехи его партийной био­графии. Везде он отличался высокой дисциплинированно­стью, неуемной энергией, требовательностью к себе и това­рищам, готовностью до конца выполнить свой долг комму­ниста и гражданина.

В те далекие годы страна стремилась всемерно укрепить свою оборонную мощь. По партийной мобилизации Васи­лий Афанасьевич вливается в ряды Вооруженных Сил. В мае 1931 года он становится курсантом 8-й военной школы пилотов в Одессе, а по окончании, в 1933 году, начинается его служба в должностях командира звена, а затем и ко­мандира отряда 90-й легкобомбардировочной бригады в городе Конотопе. Энергия, любовь к своему делу, желание и умение работать с людьми — все это было замечено и оценено командованием. В 1936 году он становится заме­стителем командира, а вскоре и командиром эскадрильи 17-го истребительного авиаполка. С этой должности, атте­стованный на должность комиссара полка, Василий Афа­насьевич и поступил в Военно-политическую академию име­ни В. И. Ленина.

Великая Отечественная война застала Меркушева еще слушателем. Ненависть к врагу, желание грудью засло­нить Родину были столь велики, что уже на третий день начала боевых действий он оказался в действующей армии комиссаром 270-го истребительного авиаполка.

Только старые фронтовики, прошедшие войну от самого ее начала, знают, как были тяжки и горьки первые месяцы неудач и поражений. Танковые колонны, давя гусеницами все живое, ползли по нашей земле, в небе господствовала вра­жеская авиация. Трудное это было для летчиков время. Боевые вылеты, неравные воздушные схватки, редкие побе­ды и крупные неудачи, тяжелые утраты боевых друзей. В этой обстановке самым действенным средством партийной работы был личный пример. Старший политрук В. А. Меркушев понимал это и, не щадя своей крови и самой жизни, бился с врагом, вел за собой товарищей, показывая приме­ры мужества и героизма.

Первые удачи пришли осенью. В сентябре, в групповом воздушном бою, Меркушев и его товарищи сбили два «мессершмитта», а в конце месяца, теперь уже лично, Меркушев поразил еще двух «стервятников». Так он открыл свой лич­ный боевой счет. Это было время, когда полк получал но­вые боевые машины ЛАГ-3.

На фронте без потерь не бывает. В начале октября воз­вращавшегося на аэродром после шестого за день вылета- старшего политрука Меркушева настигла беда. На подходе самолета к линии фронта снаряд вражеской зенитки разо­рвался прямо под кабиной пилота. Осколки впились в ноги, разбили часть приборов на панели управления, пламя охва­тило правое крыло. Пытаясь сбить огонь, отважный летчик спикировал к озеру на нейтральной полосе. Казалось, еще немного — и он спасен. Но едва самолет коснулся воды, к озеру устремились два вражеских мотоциклиста. Несдобро­вать бы советскому асу, если бы не содружество родов войск. Артиллеристы несколькими выстрелами уничтожили мото­циклистов, а пехотинцы доставили летчика в полевой мед­санбат. Подлечившись, Меркушев вернулся в строй и про­должил боевую работу, занялся учебой и воспитанием лет­чиков своей части.

270-й полк перебрасывали с места на место. Брянский фронт, Юго-Западный, с сентября 1942 года — Закавказ­ский. За полтора года Меркушев провел в бою более 300 часов, совершил 220 успешных боевых вылетов, принял участие в 42 воздушных схватках, лично сбил восемь вражеских самолетов, уничтожил 12 танков, 28 автомашин с войсками и грузом, шесть зенитных батарей и много другой техники.

Скупы строки боевых характеристик, отражающих его нелегкую боевую работу. «9.05.42 г. при сопровождении са^ молетов ИЛ-2 на истребителе ЯК-1 были атакованы груп­пой МЕ-109. В неравном бою на вертикалях атакой сзади сбил два МЕ-109.

19.07.42 г. при сопровождении самолетов ИЛ-2 были встречены численно превосходящей группой МЕ-109. Отра­жая атаку, сбил один МЕ-109». И так почти о каждой по­беде.

Одной из главных задач 270-го истребительно-авиационного полка было сопровождение штурмовиков. Важность, этой задачи Василий Афанасьевич, как бывший бомбарди­ровщик, представлял себе особенно четко и сумел укрепить чувство ответственности у других. Его работа не проходила впустую. Летчики-штурмовики с удовлетворением отзыва­лись о действиях истребителей. Полк стал ведущим в диви­зии. В этом большая заслуга Василия Афанасьевича, который в январе 1943 года становится заместителем ко­мандира по политической части.

Сражаясь в небе Кавказа и Крыма, Меркушев и его то­варищи высоко подняли Знамя своей части. Орден Ленина, которым был награжден майор Меркушев за отличную бое­вую работу истребителей на Крымском фронте, где он лич­но сбил 8 самолетов, являлся и высокой оценкой действий всего полка. Полк стал именоваться 152-м гвардейским.

По окончании Сталинградской и ряда продолжавших ее операций на широком советско-германском фронте устано­вилась длительная оперативно-стратегическая пауза. Обе стороны энергично готовились к летней кампании, которая должна была стать решающей. Правильно определив направ­ление главного удара противника, наше командование созда­ло в районе Орловско-Курской дуги стратегический ре­зерв — Степной фронт, в состав которого с марта 1943 года был включен и 152-й гвардейский авиаполк. В мае того же года майора Меркушева назначили исполняющим обязан­ности командира части.

Понимая всю ответственность возложенной на него за­дачи по подготовке летчиков к решающим сражениям за господство в воздухе, Василий Афанасьевич не щадил себя. Полным ходом шла боевая учеба. Особое внимание ком­мунист Меркушев уделял подготовке вновь прибывших лет­чиков.

В боевой характеристике, подписанной начальником по­литотдела 203-й истребительной авиационной дивизии, отме­чались заслуги майора Меркушева в успехах полка, его высокий личный авторитет, умение сочетать индивидуаль­ный подход с требовательностью к подчиненным, а также искренняя любовь всего личного состава к нему. Характери­стика заканчивалась выводом о целесообразности назначить Меркушева на должность командира полка. Полковник Старчак, подписав ее 4 июля 1943 года — за день до нача­ла Курской битвы, — не ошибался.

Уже 6 августа он подписал новый документ, в котором указал, что за период боевых действий на Белгородско- Харьковском направлении с 5.07 по 6.08.1943 г. истреби­тельный авиаполк под командованием майора В. А. Мерку­шева произвел 1183 боевых вылета на прикрытие штурмо­виков ИЛ-2. За это время летчиками полка сбито 96 само­летов противника, в том числе 86 истребителей. Майор Меркушев за это время лично сбил 4 фашистских самолета.

Выписка из этого документа ярко демонстрирует напря­женность. воздушных боев и возросшее мастерство летчиков полка. В этих условиях каждый боевой вылет был подви­гом.

Свидетелями одного из таких подвигов в небе над ук­раинским селом Казачья Лопань стали воины 84-й стрелко­вой дивизии утром 4 августа 1943 года.

С земли было видно, как на шестерку ИЛов, возвращав­шихся с задания, и пару ЯКов, сопровождавших их, броси­лась четверка МЕ-109, вынырнувшая из-за туч. Фашисты надеялись на легкую добычу, которую обеспечивали внезап­ное нападение и численное превосходство над истребителя­ми. Самолеты быстро сближались, но у врагов не выдержали нервы и, оставив штурмовики, они круто взмыли вверх. За ними бросились истребители. В небе закружилась «кару­сель». Каждый старался пристроиться в хвост противнику. Внезапно, использовав оплошность головного немца, «ястре­бок», ведомый Меркушевым, молниеносно бросился на него и прошил короткой и точной очередью, «мессер» круто по­шел вниз. Немцы, разорвав круг, пытались зажать дерзко­го советского аса, но после потери еще одной машины вы­нуждены были скрыться за горизонтом. Так благодаря му­жеству, героизму и высокому воинскому мастерству два со­ветских летчика прикрыли грудью боевых товарищей-штур­мовиков.

«За отличную боевую работу полка, лично совершенные 269 боевых вылетов и 12 сбитых самолетов тов. Меркушев достоин присвоения звания Героя Советского Союза», — писал в августе командующий Степным фронтом генерал- полковник И. С. Конев. Это звание Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено В. А. Меркуше- ву 2 сентября 1943 года.

Война продолжалась. Командиру 152-го гвардейского ист- ребительно-авиационного полка присваивается воинское зва­ние «подполковник» с аттестованием на должность заме­стителя командира дивизии. Растет его личный счет сбитых самолетов. К началу Кишиневской операции он доходит до 29, а количество боевых вылетов до 395.

На 2-м Украинском фронте полным ходом шла подготов­ка к наступлению. В ней активно участвовали и летчики пол­ка, возглавляемого Меркушевым. В это время судьба гото­вила Василию Афанасьевичу новое серьезное испытание.

4 июля 1944 года при выполнении задания по сопровож­дению двух ЯКов на разведку района города Яссы над тер­риторией, занятой противником, самолет Меркушева был подбит и загорелся. Летчик получил тяжелые осколочные ранения, сильные ожоги рук и ног. Он пытался потушить пожар, но машина стремительно теряла высоту. Раненый, обгоревший, потерявший сознание летчик попал в плен. Для него это было хуже смерти. Но коммунист Меркушев ре­шил продолжать борьбу. Начались скитания по пересыль­ным пунктам и лагерям, закончившиеся в Вайденском лаге­ре военнопленных. Здесь и встретились два коммуниста — Василий Меркушев и Николай Черкезов. Здесь началась их дружба, скрепленная борьбой против фашизма.

О зверствах и бесчеловечности фашистских лагерей рас­сказывается во многих книгах и кинофильмах. Послевоен­ное поколение по ним познало страшные страницы истории. Но далеко не во всех фильмах и книгах отражена правда о судьбах многих военнопленных после освобождения.

Как же было на самом деле? Что случилось с Васи­лием Меркушевым? Его и других узников освободили анг­ло-американские войска в начале апреля 1945 года и к кон­цу месяца передали советскому командованию. Впереди еще были Берлинская и Пражская операции, война на Дальнем Востоке. Бывший пленный рвался в бой, стремил­ся своей кровью смыть позор плена. Но он оказался в одном из лагерей для спецпроверки. Очень долгими показались Василию Афанасьевичу три месяца, проведенные там. До­просы, очные ставки, опять допросы, валящий с ног, непо­сильный труд. Но он выдержал и это испытание. Казалось, что с окончанием второй мировой войны и после прохожде­ния спецконтроля все его беды окончились.

Сначала подполковника Меркушева оставили в резерве кадров Вооруженных Сил. Затем в 1946 году, подтверждая членство в ВКП(б) и звание Героя Советского Союза, вручили новый партийный билет, дубликат Золотой Звезды, вернули другие награды. В этом же году он становится старшим инспектором-летчиком в отделе Управления штаба Центральной группы войск. Весной 1947 года его переводят на равноценную должность на Дальний Восток.

Время залечивает раны. Появилось ощущение, что не было за спиной плена, унизительных проверок и недоверия. Василий Афанасьевич уходит с головой в работу. Полеты, учеба, работа с людьми — без скидок для себя и других. Подполковник Меркушев не только восстанавливает преж­ние навыки летчика, успешно осваивает новую технику, но и по своей инициативе берет на себя обязанности руководи­теля кружка по изучению истории ВКП(б), состоящего из младших офицеров, а затем, с одобрения партийной орга­низации и политотдела, возглавляет и успешно ведет груп­пу марксистско-ленинской подготовки.

В аттестации от 18 декабря 1948 года, подписанной ко­мандующим ВВС Дальнего Востока генерал-полковником авиации С. Л. Красовским, говорится: «Приобретенный опыт и высокая личная летная подготовка позволяют хорошо справляться с обязанностями по должности. Летает на са­молетах всех типов Яковлева, Ла-7, Р-63. Общий налет 2200 часов. Летает грамотно и охотно. В полетах неутомим… Практическую работу по должности в частях организует и проводит правильно. Дисциплинирован… Энергичен… Прак­тикой своей работы и поведением за истекший после плена период сомнений не вызывает. Партии Ленина — Сталина и Родине предан… Достоин присвоения звания «полковник» и выдвижения на должность зам. командира истребительно- авиационной дивизии».

Строки документа много рассказывают о человеке. Но они не могут рассказать нам, как герой войны в мирное время выполнял клятву, данную в плену товарищам, как помогал или пытался помочь в восстановлении доброго име­ни многих людей. Они хранят это в памяти. Он был честным человеком и гражданином, боролся за правду…

Возможно, чья-то зависть и наушничество сыграли роко­вую роль для В. А. Меркушева в 1949 году. Кто-то наверняка вспомнил его плен. Василия Афанасьевича обвинили в измене Родине по статье 58—1 «б», в шпио­наже и выдаче военной и государственной тайны. Дело бы­ло не очень искусно сфабриковано. Сюда же добавили ви­ну за ряд катастроф, происшедших на Дальнем Востоке. Пункт 1 «б» относился только к военнослужащим, и приговор должен был быть однозначным — расстрел с конфискацией имущества. Смягчающие вину обстоятельства не учитыва­лись. Много усилий пришлось приложить друзьям и быв­шим однополчанам Меркушева для его спасения. Важную роль в его судьбе сыграло то, что до суда он не был лишен звания Героя Советского Союза официально. Приговор гла­сил: «Десять лет строгого режима с конфискацией иму­щества».

А дальше — пять лет лагерей, пять лет позора, униже­ний — того, что он никак не предполагал увидеть на Ро­дине, находясь в фашистских застенках. Но даже в этих не­человеческих условиях, оторванный от всей страны, от род­ных и близких, коммунист Меркушев верил в справедливость,

в наш народ и лучшие силы партии. Он с нетерпением ждал и дождался светлого часа освобождения и реабилитации. В 1955 году В. А. Меркушев был реабилитирован, восста­новлен в звании Героя Советского Союза. Работал директо­ром школы ДОСААФ в г. Ижевске.

Вы можете оставить комментарий, или поставить трэкбек со своего сайта.

Написать ответ